http://vseozoj.ru/polusapozhki-stilnaya-i-udobnaya-zhenskaya-obuv-na-vse-sluchai-zhizni/   af8cb938     

Астраханцев Александр - Почем Нынче Ван Гог



Александр Астраханцев
ПОЧЕМ НЫНЧЕ ВАН ГОГ
- Вот, значит. И назвали мы его с Олегом - УИКГМ-1, то есть "усилитель
импульсов коры головного мозга", первая рабочая модель. - Мда-а,
интересно... Ну, давай за твой УИКГМ!
Это в изрядно захламленной комнатенке, больше похожей на мастерскую, чем на
жилье, с одним окном, распахнутым в теплые и сухие сентябрьские сумерки,
навстречу светлому закату за верхушками тихо роняющих жухлый лист тополей,
сидели за столом двое сверстников лет этак слегка за тридцать: один, тот,
что рассказывал про УИКГМ - крепыш с круглой, коротко стриженой головой,
другой, что поднял сейчас рюмку и предложил выпить за УИКГМ - наоборот,
худой и жилистый, с аскетически впалыми щеками, жидкой бородкой, лысеющим
теменем и длинными, свисающими сзади на плечи волосами. Крепыша звали
Андреем Кузиным, высокого и худого - Сергеем Мамоновым, однако друг друга
они называли уменьшительно-грубоватыми именами, даже, скорее, кличками,
оставшимися от детства: Мамонов Андрея - "Андрюхой", а Кузин Сергея,
соответственно - "Серегой". Перед ними, слабо отражаясь в темной полировке
стола, стояла початая бутылка коньяка, а также кое-как, по-холостяцки
собранная закуска в тарелках: грубые ломти хлеба и колбасы, алые помидоры и
желтые крупные яблоки.
Еще на столе перед ними стоял небольшой, сантиметров в тридцать высоты
ящичек в черной пластиковой облицовке, с многочисленными кнопочками,
рычажками, светящимися глазками и прорезями окошечек, в которых виднелись
шкалы с тончайшими, словно паутинки, качающимися и пульсирующими стрелками.
Сидящие опрокинули в себя по рюмочке, шумно выдохнули и закусили всем
понемногу; хозяин, крепыш Кузин, забыл положить на стол вилки, поэтому ели
руками.
- Аббревиатура, конечно, не блеск,- заметил Мамонов. - Не умеете вы,
технари, красиво называть свои детища. УИКГМ! Извини меня, но это звук
отрыжки... Так что, это у вас секретная работа, или как?
- Да какая секретная!- вяло махнул рукой Кузин. - Теоретические основы ее
давно известны, и во всех странах этот прибор разрабатывается; может, даже
где-то и готов, так что все эти секреты - чистая условность; тут важно, кто
первый. Хотя болтать, конечно, слишком не надо - я-то тебе как другу
детства: все - между нами.
- Да поня-атно! Но вы с Олегом заявку на патент-то хоть подали?
- Конечно! Только пока там почешутся, пока экспертизу пройдет - это ж гонки
на черепахах. Хорошо хоть, патент действует со дня подачи заявки - надеюсь,
все-таки будем первыми, и тогда - вот им всем! - Кузин показал кому-то в
пространство задорный кукиш.
- И он что, в самом деле усиливает работу мозга? - недоверчиво кивнул
Мамонов на черный ящичек.
- Мгм,- кивнул Кузин с набитым ртом - он как раз откусил бок сочного
хрусткого яблока.
- И как он действует?
- Н-ну... как бы это тебе попроще-то? - Кузин, наконец, разжевал и
проглотил откушенное. - Ты имеешь представление о биоимпульсах коры
головного мозга?
- Имею, конечно!- уверенно заявил Мамонов. - Постоянно читаю "Науку и
жизнь".
- Х-хэ, скажи еще: журнал "Мурзилку" читаешь!.. В общем, каждый участок
твоей корки генерирует биоэнергетические импульсы, причем каждый импульс -
это целый каскад волн. Усекаешь?
Мамонов кивнул.
- И вот, представь себе: каждый участок твоей корки работает как
радиостанция, а я, предположим - этот прибор! - Андрей постучал ногтем по
корпусу черного ящика; увлекшись рассказом, он оживился, глаза его
возбужденно заблестели. - Так вот, мне надо настроиться на твою к



Назад