af8cb938     

Астров Юрий - Девять Граммов



Юрий Астров.
ДЕВЯТЬ ГРАММОВ
Я видел сон... Не все в
нем было сном.
Байрон
- Много вы понимаете в
политической экономии, - ответил консул
довольно невежливо. -
Спроса создать нельзя. Но можно создать
условия, которые
вызовут спрос.
О.Генри.
... Степь с кактусами. Саванна или пампасы. Вдали - горы.
Высокие, угрюмые, с белыми шапками на вершинах.
Степь хранит следы бегства. Панического бегства. Брошенные вещи.
Чемоданы, рюкзаки, тюки, даже сейфы. Автомобили, на вид совершенно целые -
видимо, горючее кончилось. Порою - горелая земля, воронки: следы бомбежки.
Кое- где - наспех отрытые брошенные окопы. Иногда - трупы. Бежали явно
из предгорий.
И - ни одного живого существа. Разве что ящерица промелькнет, но
уже при шуме ветерка мгновенно и бесследно исчезает.
А ветер поднимается. Низкие облака быстро скользят над саванной.
Уже и тучи появились - быть ливню.
Вдалеке на холме возникает человеческая фигура. Она приближается
- это мужчина. Он идет в направлении, противоположном бегству, к горам. И
хотя мужчина одет в камуфляж, а за плечами его, кроме рюкзака - винтовка в
чехле, на солдата человек не похож. Бледное лицо, темные очки в золотой
оправе, да и телосложение довольно хлипкое. Впрочем, такие вот хилые
интеллигенты, чье хобби - туризм или альпинизм, как правило, очень
выносливы... Видно, что идет человек давно, возможно - не один день.
Вот он останавливается у брошенного джипа. Влезает внутрь,
пытается завести. Безнадежно махнув рукой, снова напяливает рюкзак, чехол
с ружьем, ополаскивает рот из фляги и идет дальше.
Начинает срываться дождик. Вдалеке гремит гром. Над горами
сверкают зарницы.
Человек не ищет убежища, лишь поднимает капюшон. Шаг его столь
же размерен, видно, что идти таким шагом он может еще долго.
Куда он идет? Дойдет ли вовремя? Успеет ли?
1
Давайте-ка, читатель, отвлечемся - больно уж сон тягостный получается...
Поговорим -ка лучше о любви...
Любовь, как известно, бывает разная. Идеальная, именуемая
обычно платонической; неразделенная (на непредубежденный взгляд автора -
попросту глупость,- как, кстати, считают и современные физиологи - вроде
бы в "Науке и жизни" что-то такое печаталось); взаимная и, наконец,
физическая. Ее сейчас называют сексом, но, право же, напрасно. Секс, как
известно, означает всего-навсего пол, то есть "М" и "Ж". Таким образом,
если физическая любовь - секс, мы вправе предположить, что сводится она к
простому физиологическому акту.
Ан нет!
Для того, чтобы лечь в постель с существом иного пола, нужно,
как минимум, одно условие: чтобы это существо тебе нравилось. Чтобы ты его
хотел. Можно возразить: а любовь из-за выгоды? Проституция или, скажем,
связь секретарши с шефом?
Бросьте, ребята. Проституткам это дело попросту нравится само по
себе (это и есть тот самый секс), что же касается второго случая - долго
ли секретарша продержится, имитируя страсть, на своем рабочем месте? Думаю
- до первого случая, когда шеф это поймет.
Габриэль, молодой физик- стажер Матухарской лаборатории, не
любил Эльзу платонически. Не любил он ее и неразделенно. О взаимности и
речи не было. Он ее хотел. Очень хотел. И добивался несколько недель. (Что
для Габриэля было непривычным, раздражающим - и тем более возбуждающим.)
Поэтому, когда секретарша директора согласилась-таки сходить с
ним на дискотеку, а потом посидеть в ресторане, а потом поехать к нему
домой (на что он, честно говоря, не слишком расчитывал) - Габриэль был в
восторге. Еще более восторженно он п



Назад