af8cb938

Ахундов Мирза Фатали - Мусье Жордан, Ученый Ботаник, И Дервиш Масталишах, Знаменитый Колдун



Мирза Фатали Ахундов
МУСЬЕ ЖОРДАН, УЧЕНЫЙ БОТАНИК,
И ДЕРВИШ МАСТАЛИШАХ,
ЗНАМЕНИТЫЙ КОЛДУН
Представление об удивительном происшествии,
которое излагается и завершается
в четырех действиях
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Мусье Жордан - ученый ботаник, парижанин, 40 лет. (Мусье Жордан не
вымышленный образ. Прототипом его послужил французский естествоиспытатель
Алексис Жордан, 1814 - 1897)
Г а т а м х а н-а га - владетель кочевья Текле-Муганлы, карабахец, 65 лет.
Шарафнис а-х а н у м - его старшая дочь, 16 лет.
Г ю л ь ч о х р а - его младшая дочь, 9 лет.
Шахрабан у-х а н у м - его жена, 45 лет.
Шахбаз-бек - его племянник, жених старшей дочери, 22-х лет.
Ханпери -:кормилица Шарафнисы-ханум, 40 лет.
Дервиш Масталишах - знаменитый колдун, иранец, 50 лет.
Гуламали - его ученик, иранец, 30 лет.
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Происходит в Карабахе в 1263 году в начале весны2, через день после
Новруз-байрама, в зимнем кочевье Текле-Муганлы. Во второй комнате
Шарафниса-ханум расчесывает шерсть и тихо плачет. Ее младшая сестра Гюльчохра
играет возле нее.
Гюльчохра. Почему ты плачешь, сестрица?
Шарафнис а-х а н у м (отталкивает протянутую руку сестры). Отойди!
Гюльчохра (шаля, снова протягивает к ней руку). Сестрица, ну, ради аллаха,
скажи, почему ты плачешь?
Ш а р а ф н и с а-х ану м (снова отталкивает ее руку). Отстань, говорю.
Видишь, делом занята. Не мешай работать!
Гюльчохра (по-прежнему). Ты же не работаешь, а только плачешь. Скажи,
почему плачешь? Если не скажешь, я маму позову. Ну, скажи, почему ты плачешь?
(Срывает с нее головной платок).
Шарафнис а-х а н у м (в сердцах, резко отталкивает ее. Гюльчохра падает).
Тьфу ты, пропасть! Ни за что не отвяжется! Не даст заниматься делом!..
Гюльчохра поднимается и с плачем уходит к матери в другую комнату.
(Одна.) Вот дура! Сейчас все скажет маме. Боже мой, если мама придет и
спросит, почему ты плачешь, что я отвечу? А я ни за что не скажу. Лучше буду
отпираться, будто вовсе не плакала. (Тщательно вытирает глаза головным
платком.)
Открывается дверь, входит Шахрабан у-х а н у м.
Ш ахр а б а ну-х а ну м. Зачем ты толкнула девочку? С ног ее сбила!
Ш а р а ф ни с а-х а ну м. Провалиться бы ей сквозь землю! Ни минуты не
сидит спокойно. С самого утра не дала мне расчесать и двух клоков шерсти. Все
время балуется, то шерсть выхватит из рук, то платок с головы сорвет. Мне
надоело, я и толкнула ее легонько. А она побежала к тебе с ревом. Можно
подумать, она в кровь разбилась.
Гюльчохра. Ей-богу, мама, неправду она говорит. И вовсе она не расчесывала
шерсть, а все время плакала. Я говорю - не плачь, а она как толкнет меня, я
так упала и ушиблась.
Ш ахр а б а ну-х а ну м. Почему это ты плачешь, Шарафни-са? Что у тебя за
горе, чтобы плакать? Слава аллаху, отец твой жив, мать жива. Жених - красавец.
Ешь ты вдоволь, нарядов довольно. О чем же ты плачешь?
Ш ар аф н и с а-х а ну м. Да не плакала я, мама; ей-богу, не плакала!
(Щиплет Гюльчохру.) Чтоб тебе провалиться! Когда это я плакала?
Гюльчохра вскрикивает от боли.
Ей-богу же, я не плакала, мама. Слава аллаху, отец у меня жив, мать жива,
с чего же мне плакать?
Шахрабан у-х а н у м (смеясь). А почему про жениха не говоришь? Ведь и
жених у тебя есть!
Шарафнис а-х а н у м. Какой еще жених?
Шахрабан у-х а н у м. Как это какой жених? А твой двоюродный братец
Шахбаз-бек чей жених? Отец твой, бог даст, недели через три такую вам свадьбу
справит, что молва о ней пойдет по всему Карабаху. Позавчера он написал письмо
своему другу Курбан-бе



Назад